Архив журнала
Архив номеров
О журнале
О журнале
Особое мнение
Архив номеров
Главное меню
Главная
Контакты
Поиск
Яндекс.Погода

 

 

 

 

 

 

Пробки на Яндекс.Картах

 

 

 

 

   

 
Эксперимент: Кризис в бизнесе, или Как не вылететь из седла? Печать E-mail

01_2009-70.jpg

Давно уже выражение «остаться в седле» носит чисто переносный, литературный, метафорический смысл. В связи с потрясениями последних месяцев ушедшего года, мы вспомнили этот фразеологизм, чтобы наполнить его не переносным, а самым что ни на есть прямым смыслом. Помогли нам в этом в конно-туристическом клубе «Темная лошадка». Как всегда, для участия в проекте мы собрали людей из разных сфер бизнеса, которым интересны наши эксперименты с метафорами, превращающимися в реальность. Движение «Метафорические реализмы», назовем это так.

УЧАСТНИКИ:

Андрей Шишин, директор ООО «Торговый дворик»

Виктор Маслов, генеральный директор аварийного канализационного сервиса «Вика»

Андрей Полищук, генеральный директор юридического агентства «Содби»

Дмитрий Соколов, директор ООО «Компания «Вестлайн

Руслан Довлячин, генеральный директор ООО «Орион-Строй»

Сергей Бидус, директор рекламной студии «Ярдо»

Алексей Германов, модератор

Модератор

— После конной прогулки стало ясно, здесь собрались люди, крепко сидящие в седле. Никакие скачки рынка и внезапные вставания на дыбы не выбьют их из седла. Для начала расскажите мне, как вы ощущаете кризис? В чем он проявляется для вашей компании? Виктор, вот у вас, в чем кризис выражается?

Виктор Маслов

—  Уровень спроса не снизился. Услуги наши по-прежнему востребованы. Но стала задерживаться оплата. Мы идем навстречу, производим работы, потому как без нашей работы жизнь невозможна. Трубы надо чистить, иначе все зарастет, и вся система стоков выйдет из строя.

Модератор

—  То есть для вашего предприятия кризис — это только задержка платежей. А у вас, Андрей, как дела обстоят?

01_2009-71.jpgАндрей Шишин

— У меня самый первый фронт работы с покупателем — продуктовые павильоны, розничная торговля. В бизнесе кризис тоже проявляется в виде неоплаты через банки. Сложности чисто технические — деньги есть, но внутри банка они плохо уходят к поставщикам на оплату товара. А поставщики не могут перевести деньги дальше — своим крупным оптовикам, производителям. И у них проблемы с товаром. Для того чтобы нормально работать, пришлось перейти на расчеты с помощью наличных средств, так как задержки в банках не позволяют ритмично снабжать мои торговые точки товаром. Те оптовики, которые работали по безналичным расчетам, сейчас не могут обеспечить меня продукцией. Я ищу других поставщиков или сам вожу что-то из ассортимента от производителя.

Модератор

— Понятно. Изменились некоторые условия по поставкам, вынуждены искать других поставщиков. Но это ведь не КРИЗИС!

Андрей Шишин

—  А может быть, еще стадия кризиса не та. Ведь есть предприятия, которые на себя первый удар приняли. Экспортно-ориентированные зарплаты на 40% снизили, вынуждены увольнять людей. Скоро и второй эшелон пойдет. Люди снижают потребление, экономят, и товарооборот снижается.

Модератор

— Согласен, может, и стадия сейчас такая. А вот у вас, Сергей, на рекламном рынке ощутимо холодное дыхание кризиса?

Сергей Бидус

—  Мы видим отток клиентов, так как руководители сокращают статьи расходов на рекламу. Поток клиентов, которые к нам обращались, сократился, поэтому мы начали активный поиск заказчиков, создаем условия, чтобы их удержать. С банками ситуация сложная, как и у всех — задержка платежей.

01_2009-72.jpgМодератор

— С рекламой мне непонятно. Если кризис, то, наоборот, надо усилить рекламу, показать, что вот они мы! Нам кризис нипочем!

Сергей Бидус

— Я считаю, что всему виной паника. Люди начинают сокращать все издержки, не тратятся на то, что имеет долгосрочную окупаемость.

Модератор

—   Понятно. Первая реакция на кризис. Тут у нас еще есть представитель рынка юридических услуг. Андрей Ильич, а у вас как?

Андрей Полищук

— Некоторые клиенты говорят нам: вам-то кризис не страшен. Что при советской власти, что при свободном рынке юристы всегда нужны были. Но если с нашими клиентами не рассчитываются, то наши клиенты не рассчитываются с нами. Если у наших клиентов деньги «замерзли» в банке, а у них есть потребность в юридических услугах, то они не обращаются к нам лишний раз. Мы внесли коррективы в деятельность своей фирмы. Что касается рекламы, то мы расходы сокращаем. Оплату труда привязываем еще больше к результату.

Модератор

—  Руслан Юрьевич, у вас строительная фирма. Как вы почувствовали кризис?

01_2009-74.jpgРуслан Довлячин

—  Я работаю с частным клиентом в области малоэтажного строительства. И наши клиенты нуждаются в кредитовании, чтобы строиться. А сейчас нет дешевой ипотеки. Проблема с обеспечением кредита. Вся недвижимость стала непонятно сколько стоить. Люди ждут, не вкладывают средства в долевки, так как сейчас стоимость начатого строительства не соответствует ожиданиям застройщиков. Что будет с недвижимостью дальше — никто не знает. Стоимость строительных материалов снижается. Ожидается падение цен на жилье на 20%.

Дмитрий Соколов

— Знаете, вот ребята из рекламного агентства «Ярдо» сказали, что раньше клиенты шли сами, а сейчас работать надо. Раньше можно было «рубить» деньги, а теперь нужно искать возможности их заработать. И проблема кризиса в том и была. Ведь раньше 50% населения покупали недвижимость потому, что она растет, чтобы просто вложить деньги. Недвижимость была им нужна лишь как инструмент увеличения денег. Работать не надо – вложил и получил дивиденд!

Модератор

—  Вы, Дмитрий Юрьевич, хотите сказать, что лёгкие деньги кончились? И это самое положительное, что есть в кризисе?

Дмитрий Соколов

— Да. Хотя по мне тоже кризис прошелся… Но я вижу, что стало проще, например, с подбором кадров. В принципе кризис больше ударил по глобальным торговым сетям, так как они мощно раздувались на кредитных ресурсах. Развитие было экстенсивное, эффективность бизнеса была ниже, чем у простого держателя палатки, который более точно реагирует на запросы своих покупателей. А у сетей была задача расти, дорожать. Стоимость акций росла, а эффективность бизнеса снижалась. Теперь хозяин палатки всё равно будет продавать в своем дворе мелочь: сигареты, пиво, жвачку, а сетям туго без кредитов.

Так же и с рекламой. Раньше вроде положено было 5% на рекламу тратить, вот и тратили выделенный бюджет — через знакомых или через тех, с кем привыкли работать. А сейчас хотят эффективную рекламу, смотрят, есть ли отзывы по этой рекламе. И это тоже плюс кризиса. Происходит перераспределение рекламных бюджетов в сторону их большей эффективности, оптимизация, одним словом.

Модератор

— Получается, кризис — это сплошная оптимизация, одни плюсы.

Дмитрий Соколов

—  Да, только кому-то кризис дает плюсы сегодня, а кому-то оздоравлива-ет экономику на будущее. Но рынок все равно будет качаться. У нас постоянно перекосы происходят. И если государство будет выкупать недвижимость у строительных компаний, то всё это сгладится, а если нет, то падение цен потом даст другой рост. Если нет частных покупателей, пусть государство строит, привлекая людей в строительство. Как в США в свое время на строительство

дорог привлекали. И работу давали, и инфраструктуру развивали, и торговлю поддержали.

01_2009-76.jpgРуслан Довлячин

— 25% ВВП у нас занимает строительство. Это 25% людей, которые зарабатывают и покупают продукты питания, другие товары. Если начнут замораживать строительные объекты, то пойдет цепная реакция, ведь в околостроительных сферах огромное количество предприятий и людей работает.

Дмитрий Соколов

—  Начиная с транспортных компаний, производителей стройматериалов, заканчивая киосками у стройки, где рабочие курево, лапшу покупают.

Модератор

—  Давайте все же вернемся к нашим… лошадям. Какие вы предпринимаете действия, чтоб не вылететь из седла?

Виктор Маслов

—  Мы набираем еще бригаду. Не знаю, почему, но работы у нас по чистке трубных систем стало больше. Может, это сезонный фактор так влияет. И мы идем на отсрочку оплаты от клиентов, так как точно знаем, что они оплатят. У нас много клиентов общепита, а они всегда рассчитываются. Пока жир используется в производстве, трубные системы будут забиваться — и без нас никуда. Многих сейчас ставим на абонентское обслуживание, оно получается дешевле.

Сергей Бидус

— У нас тоже идет набор персонала. Если раньше клиент сам шел, то сейчас нужно придумать, как его привлечь и индивидуально обслужить. Внимания больше – времени больше. Программистов нанимаем для разработки сайтов. Кризис — это большой стимул к действию: сразу начинаешь суетиться, искать клиентов.

Андрей Шишин

—  У нас объем инвестиций уменьшился. Если мы планировали еще два месяца назад свою сеть увеличить процентов на 60, то сейчас мы видим, что получится только процентов на 30. И то за счет капиталовложений, которые мы сделали еще до кризиса.

Модератор

— А что происходит на рынке юридических услуг?

01_2009-75.jpgАндрей Полищук

—  Множество фирм на рынке начинают демпинговать, чтобы привлечь клиентов. Пытаемся уменьшить затраты, начинаем более индивидуально и тесно работать с клиентами.

Мы восемь лет давали рекламу на радио. Сейчас экономим на этой рекламе. Раньше клиент пришел, мы его обслужили и спокойно ждали, когда он снова обратится. Сейчас мы активно продолжаем с ним работать: выясняем, что он хочет, куда двигается, делаем ему что-то дополнительно, показываем возможности для его бизнеса.

Что касается развития, то у нас сейчас шесть офисов. Мы должны были получить еще один в районе «Калины», но сейчас строительная компания нас подводит очень сильно. Мы под этот офис и персонал готовили, и инфраструктуру выстраивали. Но, с другой стороны, наши должники – строительные компании — предлагают нам рассчитаться за услуги помещениями. Мы смотрим, оцениваем: а почему бы и нет?

Модератор

— Руслан Юрьевич, а вы что предпринимаете, чтобы остаться на коне?

Руслан Довлячин

— Мы снижаем стоимость квадратного метра, предлагаем более короткие сроки строительства, новейшие технологии. Стали сокращать запланированную прибыль. Индивидуально работаем с каждым клиентом.

Сейчас я вижу плюсы кризиса в том, что можно диверсифицировать свой бизнес. Появляются возможности для открытия новых направлений. К примеру, я открыл для себя новое направление – киноиндустрия. Стратегически сейчас выгодны вложения в землю. Екатеринбург расширяется, и многие будут жить в пригороде.

Дмитрий Соколов

— Я считаю, что разумнее вкладывать в бизнес, а не в мертвую недвижимость, которая сама по себе растет. Нужно осваивать какие-то технологии, оборачивать капитал…

Далее разговор опять перетек в русло споров о том, как лучше использовать свободный капитал. Наметились два лагеря: одни считали, что надо вложить и ждать роста, другие говорили — надо организовывать бизнесы, скупать, продавать, проводить слияния уже существующих. Понятно, что здесь столкнулись просто два разных уровня бизнесменов -инвесторы и предприниматели. Одни привыкли инвестировать и ждать отдачи. Другие не мыслят жизни без предпринимательского действия. И та и другая точка зрения имеют право на жизнь в зависимости от количества свободных денег, как я это себе понимаю.

А вот насчет того, как остаться в седле, все, как мне кажется, были единодушны. Главное — оптимизация всех процессов бизнеса и полное удовлетворение запросов клиентов. Просто, черт побери! Осталось только всем взять это себе на вооружение и спокойно пережить эти неспокойные времена.

 

 

Добавить комментарий



Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »
Rambler's Top100